ИКОНА ПЛАТ СВЯТОЙ ВЕРОНИКИ

 ИКОНА ПЛАТ СВЯТОЙ ВЕРОНИКИ

Размер 31,5 см – 25 см

Материалы, техника: дерево, краски

Время:конец XIX века (после 1879 г.)

Место: Санкт-Петербург?

Сохранность: без современных вмешательств ; сохранность живописи хорошая.

Икона представляет собой повторение известной работы мюнхенского живописца пражского происхождения Габриэля фон Макса. В 1879 г. его полотно было представлено в Петербурге на выставке немецких художников и произвело большое впечатление на публику. На работе Габриэля фон Макса был изображён прибитый гвоздями к стене кусок грубой ткани с ликом Христа в центре. Полотно, прославившееся тем, что глаза Спасителя казались зрителям то открытыми, то закрытыми, привлекло внимание русских художников. Лидер передвижников Иван Николаевич Крамской опубликовал в журнале «Новое время» статью, в которой подробно описывал приём, позволивший мюнхенскому живописцу добиться такого иллюзионистического эффекта. В столичной живописи появились многочисленные повторения и вариации на тему Нерукотворного образа.

На представленном произведении не изображается прибитая гвоздями ткань, которая была важной частью замысла Габриэля фон Макса. Фон на данном образе глухой серовато-коричневый, нейтральный, слегка высветляющийся к центру. На нём контрастным тёмным пятном выделяется лик Христа, обрамлённый длинными прядями чёрных волос. Лик написан в реалистической манере бледными, зеленоватыми охрами, на которых тёмными провалами выделяются глазные впадины. Иконография данного произведения следует западноевропейской легенде о создании Нерукотворного образа, называемого в католической традиции «Платом святой Вероники». По преданию, во время шествия Спасителя на Голгофу, одна из присутствовавших при этом женщин, святая Вероника, вытерла Его лицо своим платом, на котором чудесным образом отпечатался лик Христа. Именно поэтому иконография «Плата Вероники» всегда изображает Спасителя в терновом венце, подчёркивая страстную, драматическую символику образа. Колючий экспрессивный силуэт головы Христа, с выбившимися прядями волос и торчащими иглами тернового венца, мертвенный землистый цвет кожи и чёрные «слепые» пятна глазниц усиливают мистическое трагическое впечатление.