ИКОНА СПАС НЕРУКОТВОРНЫЙ

ИКОНА СПАС НЕРУКОТВОРНЫЙ

Размер: 31 см – 27,5 см

Материал и техника: дерево, левкас, темпера, твореное золото и серебро.

Время: Конец XVII века

Место: Центральная Россия

Сохранность: Мелкие утраты и потертости красочного слоя по всей поверхности иконы. Две наиболее значительные утраты до доски на лике Спасителя: горизонтальная на переносице над правым глазом с углублением от утраченной деревянной врезки и вертикальная ниже правого глаза на скуле. Меньшие по размеру утраты на лбу и кончике носа Спасителя. Несколько утрат древесины по нижнему краю и нижним углам иконы. Отдельные гвоздевые отверстия на лицевой стороне доски по краям изображения плата. Повреждены нимбы и левая ступня правой (от зрителя) фигуры ангела. На гиматии правого ангела следы голубой записи. В остальном живопись хорошей сохранности. Присутствуют поздние вставки по леваксу; На обороте доски пазы от двух утраченных встречных врезных шпонок.

Особенность: Школа Оружейной палаты.

Иконография воспроизводит знаменитую константинопольскую святыню – Нерукотворный образ Христа на убрусе (полотенце), по-гречески «Мандилионе». Возникновение нерукотворного изображения лика Спасителя не описано в тексте Нового Завета и связано с исцелением царя города Эдессы (современная восточная Турция) Авгаря, страдавшего проказой и пославшего ко Христу своего слугу художника, чтобы тот привел с собой Спасителя или, если это невозможно, сделал бы Его изображение. Это никак не удавалось живописцу. Тогда Христос, умывшись, отер Свое лицо платом и отдал его посланному. На полотенце отобразился лик Господа, от которого Авгарь получил исцеление и позже принял крещение от апостола из числа 70-ти Фаддея. Нерукотворный образ был помещен на городской стене, но через некоторое время был замурован в связи с гонениями на христиан. Первые списки с Нерукотворного образа были сделаны в VI веке, когда он был вновь открыт. При этом обнаружилось, что лик Спасителя повторно отобразился на керамической плите, закрывавшей убрус. Этот образ был назван «Керамион» или по-славянски «Спас на чрепии». В 944 году чудотворный образ был торжественно перенесен в Константинополь и помещен в Фаросской церкви Богоматери. Образ был потерян или утрачен после 1204 года, когда Константинополь был захвачен крестоносцами. Считается, что он затонул вместе с кораблем по дороге в Западную Европу. Нерукотворный образ часто включался в программу монументальной росписи храмов. Сохранилось большое количество древнерусских икон с Нерукотворным образом, древнейшая из которых конца XII века хранится в Третьяковской галерее.

Есть несколько различных вариантов изображения Нерукотворного образа. В искусстве XII – XIII веков плат изображался ровным, распрямленным. Позже с XIV столетия он, напротив, стал писаться подчеркнуто объемным, изрезанным складками и подвешенным за два верхних угла с узелками. С XVI века получили распространение иконы, в которых убрус держат два меньших по масштабу ангела. В 1645 году в городе Хлынове (Вятка) прославилась многочисленными чудесами одна из таких икон, привезенная позднее в Москву и помещенная в Новоспасском монастыре. Хлыновская икона была утрачена в XX веке.

Представленная икона с ростовыми фигурами ангелов, стоящих по сторонам от плата и держащих его за верхние углы, является свободным списком Хлыновской иконы. Лику Христа придан плавный скругленный силуэт и рельефность, волосам мягкость. Лик написан мягкой растушевкой теплыми колерами от темного рыжего до разбеленной охры по темному оливковому санкирю. Волосы написаны по санкирю тонкими темно-коричневыми штрихами. Уста написаны темно-красным. Особенно реалистично трактованы глаза, в изображении которых подчеркнуты красные слезники. Тонко прописаны белки и радужки зрачков. На глазах, кончике носа и устах видна сделанная по левкасу подготовительная графья, обнажившаяся из-за полустертых описей. Убрус написан белилами с нанесенными мелкой штриховкой мягкими серыми тенями складок, поверх которых твореным золотом и серебром нанесены орнаментальные украшения. Прозрачный нимб проведен твореным серебром и дополнительно растушеван твореным золотом. На перекрестии традиционная греческая надпись «Сущий»: «ὁ ὤν». Монограммы «IС», «ХС» поставлены красной краской в верхних углах плата. В нижней части убруса твореным серебром поставлена греческая надпись «ΆΓΙΟΝ ΜΑΝΔΎΛΙΟΝ», присутствующая на иконах Симона Ушакова, но данная здесь с ошибками, пропусками букв (?) и «Ъ» на конце.

По сторонам от убруса представлены частично заслоненные им, как бы выглядывающие, фигуры ангелов, стоящих на облаках и поддерживающих убрус одной поднятой вверх рукой. Ангелы облачены в красные и темно-зеленые одежды: левый ангел в зеленый хитон и алый гиматий, а правый ангел в алый хитон и зеленый гиматий со следами записи ярко-голубого оттенка. Складки одежд моделированы твореным золотом. Личное письмо исполнено в схожей с ликом Спасителя оливково-охристой гамме. Коричневые крылья покрыты гребнями ассиста, также исполненного мазками твореного золота. Облака под ногами ангелов, отсутствующие на Хлыновском Спасе и более ранних иконах, написаны белыми и розовыми клубами, контрастно выделяющимися на темно-коричневом, почти черном фоне иконы. Над ангелами на фоне поставлена белильная надпись сокращенно под титлами: «АГгели» «ГсДНИ» (Ангелы Господни). Снизу на фоне под фигурами ангелов и облаками также белилами написан длинный, частично утраченный текст молитвы. Слева: «К(?) ЧЕЛОВЕКАЛЮБИВА БОГА ВЪ(?) МНЯШЕ КТО НАТ… СЯ ИЗЛИВАЕТ АВГА(РЯ) ИМЯШЕ СИМ ТВОИМ». Справа: «МИЛОСЕРДИЕМ ТИ НА ПРЕМНОГА УПОВАЕТ ТВОЯ ЩЕДРОТЫ КНЯЗЬ НА ТЯ НАДЕ(ЯСЯ?) ЗРАКОМ С ДОМОМ СПИ… ВЯЩЕ».

Доска имеет двойной ковчег, внешний валик полей покрыт красно-коричневой опушью.

Икона исполнена в манере письма последней трети XVII века, характерной для иконописцев мастерской Оружейной палаты Московского Кремля. Данная манера письма, называвшаяся «живоподобием», была создана иконописцем Симоном Ушаковым и стала первой попыткой придать искусству иконописи более реалистичный характер, сблизить ее с уже привлекавшими русских иконописцев западными образцами живописи. К характерным особенностям эпохи относится не только новая светотеневая манера личного письма и трактовка складок убруса, но и обильное применение твореных золота и серебра. Подобная манера письма продолжала использоваться в начале – первой половине ХVIII веке, став архаичной на фоне новой барочной живописи. Представленная икона могла быть написана по заказу знатного человека, о чем свидетельствует включенная в композицию молитва.